68. Пограничная зона - Татьяна Латукова. Художественная проза.
 
 
Татьяна Латукова Алиса завизжала. Бог ты мой, как она завизжала! Мне надо взять у нее пару мастер-классов по технике получения настолько невыносимого и режущего уши звука. Такое не может не пригодиться в жизни.
«Ведьма в лесу»

 
Ведьма Волшебные вещи Мост Бизона

Биография Произведения Интервью Библиотека


Ведьма Ведьма в лесу1. День рождения2. Семейный секрет3. Книжная ярмарка4. Журналист5. Фотографии6. Средний брат7. Родные и близкие8. Ведется следствие9. Служебный роман10. Неудачный визит11. Чужие тайны12. Белые халаты13. Старший брат14. Три ищейки15. Любовный омут16. Милый дом17. Тупики и стены18. Гейм овер19. Подарок для банкира20. Бабочка на булавке21. Роковая страсть22. Два молодца23. Песня года24. Добрый друг25. Встреча в подземке26. Злой волшебник27. Обходные маневры28. Старые чемоданы29. Розовый туман30. Вопросы этики31. Дорогою добра32. Из огня да в полымя33. Птичка в чужой норе34. Мечты сбываются35. Городские новости36. Версии и догадки37. Сокровищница 38. Тени прошлого39. Проигранная войнушка40. Семейный пасьянс41. Предсказания42. Алиса в стране абсурда43. Простая западня44. Далекие и близкие45. Птичка в клетке46. Факты и выводы47. Возвращение Ривки48. Звезды говорят49. Земляные работы50. Танцовщица51. Курица и негоцианты52. Психолог опаздывает53. Ночь и день54. Большой концерт55. Ведьма ручается56. Поцелуй57. Рассвет над городом58. Другая девушка59. Побег из больницы60. Охотники на монстров61. Плохое и хорошее62. Домик в деревне63. Разговоры, разговорчики64. Переступить черту65. Всеобщая мобилизация66. Подари мне свет67. Беги, Анютка, беги68. Пограничная зона69. Осенний лес70. Длинные дни71. Сияние за горизонтом72. Угрозы и советы73. Занавес74. Люди на кладбищеЦитаты
Персонажи циклаРита РогальскаяСерго ЛордкипанидзеСергей БирманЛев Ковалев
Волшебные вещи Талисман
Оберег
Мост Бизона Небо в алмазах





Татьяна Латукова. Ведьма в лесу (Ведьма 1.0)

68. Пограничная зона

Надо признаться, я слишком легкомысленно относилась к связанным впереди рукам. Мне казалось, что можно довольно многое ими сделать. Несколько эротических экспериментов с шелковыми шарфиками и махровыми поясками явно не давали нужного опыта и понимания ситуации. Немногое можно сделать связанными руками.

Я шагала по мокрому холодному лесу, монстр тащил меня на веревке. Иногда я падала, и монстр волочил меня по земле. Я цеплялась за корни деревьев, тормозила ногами, задыхалась от боли в боку. Монстр заметно хромал и быстро уставал, рюкзак на его плече становился все тяжелее. Он останавливался, я получала очередной пинок ногой, он заставлял меня встать. Кажется, конец моим ребрам. Прости, Изабелла, я была ужасной идиоткой. Можешь, что хочешь делать с Кириллом, только пусть монстр больше не лупит меня своими ботинками.

Я уже не чувствовала пальцев рук в онемевших кистях, но все еще не была готова пожертвовать ими совсем. Я поцарапала лоб острой веткой, и левый глаз заливало кровью. Будто мало было на мне чужой крови. Путь казался бесконечным. Деревья выступали из-за деревьев, коричневый ковер мокрых листьев выстилался во все стороны одинаковым и бессмысленным узором.

Анютка, милая, беги скорее. Беги изо всех сил. Древесные феи помогут тебе. Лесные нимфы защитят от напастей. Ты должна добежать. Если даже и не меня, ты успеешь спасти Серго.

 

Я не заметила, как исчезли деревья. Просто вдруг оказалась у столба в центре большой поляны. На этот раз Френд сам свалил меня на землю. Придавив меня коленом, он перерезал веревки между запястьями. Но только для того, чтобы подтащить меня к столбу и связать снова так, чтобы руки оказались сзади, за гладкой деревянной поверхностью вертикально вкопанного бревна.

Вот очередное разочарование в продукции мирового кинематографа. Обычно красоткам с завязанными за спиной руками достаточно лишь немного подрыгать ими туда-сюда, чтобы веревки свалились. Увы, любое мое движение приводило к совсем другому эффекту: боль в запястьях усиливалась, а узлы, кажется, затягивались туже.

Общая идея масштабного замысла Френда сразу стала мне очевидна. Немного дровишек, чуть-чуть бензинчика, и готово дело – полное очищение ведьмы Риты. От жизни. Умирать не хотелось. Вспоминать всю жизнь тоже. Чтоб ты сдох, Френд. Взял бы, да и подох прямо сейчас. Чтоб тебя черти в ад утащили и там сношали бы всем коллективом.

Я не знала, сколько времени у меня есть. Но я знала, почему вообще у меня это время есть. Ритуал. Все должно быть по правилам. Ведьма должна сгореть на костре. Дотла. Красиво. А такое аутодафе требует подготовки. Подготовка уже была проведена очень нехилая. Но оставалось внести в картинку несколько важных завершающих штрихов.

Френд достал из рюкзака целую груду свечей и отправился их расставлять по сложному рисунку, в котором я не видела смысла. Но, судя по вниманию Френда к положению каждой парафиновой палочки, смысл был и весьма важный. Мое внимание зацепилось на том, что большинство свечей в действительности было обгорелыми огарками. Эти огрызки не будут гореть несколько часов. Максимум несколько десятков минут. Или секунд.

Не выстоять мне долго…

Хорошая картинка. Осенний лес, красивая поляна, тихо мерцающие в траве огоньки. Где-то я уже все это видела. Только желтых листьев не хватает. Почему я так уверена, что должны быть желтые листья?

Острое ощущение дежавю вселило в меня настойчивое желание вспомнить. И через секунду меня осенило. Блин…

Лес, поляна. Человек, перепрыгивающий через ящики и канистры. Пули, впивающиеся в его тело – безжалостные стальные осы. Скорбные шапки, скомканные в руках одинаковых ребят в камуфляже.

Бирман. Он погибнет из-за уже мертвой меня…

Я вдруг словно наяву увидела маленькую сгорбленную старушку. Смешную бабушку Прасковью Сергеевну в белом платочке и заношенной кофте, с завязанным на талии старым пояском от халата и в тапочках, натянутых на шерстяные носки. Тихо умирающую бабушку с крепко прижатым к груди семейным портретом.

Где-то далеко от нее рыдала Алиса, стиснув в руках маленькую рамку и отчаянно царапая ладони какой-то железной скобкой на этой рамке, совсем не замечая ни боли, ни капающих на белый ковер капелек крови.

Влад с Колькой в тесной комнате со стенами мерзкого желтого цвета глушили дешевую водку, избегая смотреть друг на друга.

В каком-то ином измерении Левка, закрыв страдающие глаза, пилил вены тупым лезвием старого и ржавого раскладного ножа.

И последним я увидела Хана. Он сидел на коленях у мокрого и грязного тела с залитой кровью головой, и по его щекам катились слезы…

 

Видения снесли какой-то последний, державшийся на честном слове шарик-ролик в моей запутанной голове. Спокойное отношение к собственной скорой смерти отменяется. Я еще поборюсь с заползающим в душу могильным холодом.

Я сделала несколько маленьких вдохов-выдохов, расслабилась и позволила какому-то первобытному чувству завладеть телом и разумом. Что, Френд, думаешь, я так просто сдамся? Позволю тебе убить еще и Бирмана? Черта с два. Ты еще не понял, с кем связался. Я – ведьма. И мне подвластно все. Свет, тьма и вселенная между ними. Давай, посмотри на меня, Френд. Ты хочешь свет? Будет тебе свет. Я – Свет. Я самый рассветлый свет на всем белом свете, светлее не бывает.

Проникаясь этим сознанием, я представила ослепительно белые одежды, сияющий обруч на абсолютно белых волосах, усыпанные сверкающими блестками руки, и танец, который могла бы исполнить в роли Королевы Света. Белый танец. Танец возрождения, восхищения, вдохновения.

Я не могла пошевелить руками, не могла подняться с колен. Но я все равно могла танцевать. Могла завораживать.

Иди же ко мне, взгляни на меня, слушай меня, узнай меня.

– Я – Машенька. Добрая и нежная. Сияющая звезда, ангел мира и надежды. Я здесь. Я с тобой. Я пришла, чтобы сделать тебя лучше…

Темная фигура, копошившаяся возле ящика неподалеку, выронила дощечку из рук и резко повернулась ко мне. Давай, чертово отродье, брось свою адскую кухню.

– Я – Маша. Чистая и прекрасная. Я пришла, чтобы принести свет в твою измученную душу. Я излечу твою боль…

Френд сделал неуверенный шаг ко мне. Давай, двигайся, забудь о своих делах.

– Я – Мария. Красивая и желанная. Я пришла, чтобы наполнить радостью твою скучную жизнь. Я заберу твои сомнения и страх…

Я вдруг словно оказалась в круге света. Какая-то спокойная волна омыла меня и расплескала вокруг ощущение эйфории. Френд подошел ко мне вплотную, и вместо старого безумного человека я вдруг увидела в нем молодого и энергичного мужчину, верящего в свою исключительность и счастливую звезду. Звезду по имени Маша.

Он любил ее. Я даже не знаю, может ли земное и простое слово выразить то, что он чувствовал к одной-единственной женщине на свете. Буквально. Других не существовало. Впрочем, и настоящим мужчиной был исключительно он сам. Такой получался замкнутый мир для двоих с человечеством в роли одной большой декорации. Мир любви и полного наплевательства на все, что вокруг.

Несколько сказочных мгновений я наслаждалась контактом. Невозможно отказаться от такой любви, такого восхищения, такого поклонения. Но я не была той, кому предназначалась эта любовь. И я от нее отказалась.

Королева Света? Как бы не так. Я – Темная Леди, королева зла, ужаса и мрака. Нет никакого света. Нет надежды. Нет радости. Я заберу у тебя, придурок, все, что еще поддерживает в тебе жизнь.

Темная сторона моего сознания обрушила в самый центр драгоценного света любви боль и отчаяние:

– Ты ударил меня. Ты поднял руку на мою любовь. Ты заставил меня страдать…

Френд поднял руки к голове и закричал. Чужой страх затопил меня, грозя сломить волю. Но я соткала из этого страха зеркало. Зеркало для монстра. Слабый старый человечек пытался уйти от моего взгляда, но я не отпускала его, заставляя слушать, подчиняться и верить:

– Ты осквернил мое тело. Ты втоптал мою любовь в грязь. Ты сломал мою радость, ты отверг мои дары. Ты никогда не найдешь меня больше. Ты никогда не будешь любим. Ты никогда не будешь счастлив…

Темная Леди любит поразвлечься над жалкими людишками, мечтающими о глупой вечной любви. Нет никакой любви, есть только мираж сознания, сон разума, рождающий дурманящую мечту о понимании и счастье.

– Зло разъело твою душу. Ненависть уничтожила твой мир. Ты больше не можешь быть светом. Ты больше не можешь видеть свет. Тебя поглотила тьма…

Френд упал на колени и протянул ко мне руки, исступленно выкрикивая заветное имя: «Маша! Маша!» Но я была непреклонна. Я холодно излила свой гнев на ничтожество, ползающее у моих ног:

– Я – Тьма. Великая вечная Тьма. И я пришла за тобой. Теперь ты мой…

Крик, который издало извивающееся существо, был воплем агонии.

Монстр несколько раз дернулся всем телом и затих.

Я победила…

 

После потрясающего ощущения собственного могущества, я вдруг осознала, что ничего не вижу вокруг и не чувствую собственного тела, оставаясь в каком-то сумеречном пространстве, смешанном из пятен света и теней. Другая сторона?..

Сумею ли я найти дорогу обратно? Я – Маша. Я – богиня любви. Нет-нет, я мстительная темная ведьма… Блин, это бред какой-то. Я не Маша. У меня какое-то другое имя. И я совсем не ведьма. Кто я?

Мне вдруг стало очень холодно, на лицо упало несколько обжигающих снежинок. Грубая ткань на спине впилась в нежную кожицу. Окружающий полумрак сгустился, и его бесформенность пугала. Дышать было тяжело, где-то в груди что-то хлюпало. Откуда-то вытекала кровь. Я не знала, откуда, но чувствовала, как с каждой ушедшей капелькой становится все холоднее. Кто я? Где я?

Потом вдруг вспыхнул ослепительный свет, из которого выплыло прекрасное женское лицо. Тревога и страх, которые были на нем написаны, относились ко мне. Я так ужасна? Но потом на лице вдруг отразилась нежность:

– Моя малышка. Моя дорогая девочка. Такая красивая. Такая добрая. Я тебя спасу. Ты не умрешь здесь. Я буду твоей мамой. Я научу тебя танцевать. И буду очень любить. Риточка моя, Ритулька…

Странный вихрь поднял меня, подбросил, и та же прекрасная молодая женщина со смеющимися темными глазами вдруг закружила меня по аллее, засыпанной желтыми осенними листьями. «Риточка! Ритулька моя!» Короткий миг полета, и уверенные руки подхватили меня. Я зарылась в черные волосы, рассыпанные по плечам. «Я люблю тебя, Ритулька!» – промурлыкал мне в ухо дорогой голос. «Я люблю тебя, мамочка!» Нежные губы поцеловали меня в крепкую щечку, затем в крохотный носик, ласково чмокнули в бровь и лобик. Я попыталась прижаться покрепче к такому родному, такому близкому существу, но женщина словно растворилась между моих рук, оставив только последние слова. «Люблю тебя»…

 

В тумане проступили какие-то очертания. Я вернулась на поляну в лесу. У моих ног неподвижно лежало тело. Догорали свечи возле луж разлитого бензина.

Вокруг стояла абсолютная немыслимая тишина. Где-то бушевало море звуков, но сквозь невидимую стену, окружающую поляну, они не пробирались, оставаясь где-то в другом мире, бесконечно далеком и недоступном. Равнодушная громада города уже выпустила из-под своего притяжения этот клочок земли, но и сельским просторам он был не нужен. Сумрак в пограничной зоне. Край между мирами. Место, где свет и тьма неразличимы…

От затекших рук боль одной большой судорогой прошла через все тело и метнулась к голове. Черт, теперь, кажется, придется сдохнуть…



69. Осенний лес



    • Главная   • Ведьма   • Ведьма в лесу   • 68. Пограничная зона  

Скачать бесплатно книгу Татьяны Латуковой «Ведьма в лесу»

Купить бумажную или электронную книгу Татьяны Латуковой «Талисман»




© Татьяна Латукова    Художественная проза, детективы, любовный роман, фантастика.
Воспроизведение, публикация, перепечатка произведений в любой форме допускается только с письменного разрешения автора. Использование материалов сайта разрешено только при условии размещения действующей активной гипертекстовой ссылки на сайт, доступной поисковым системам.

Рецензии и отзывы
Творческие планы
E-mail
Карта сайта