43. Простая западня - Татьяна Латукова. Художественная проза.
 
 
Татьяна Латукова Я была вынуждена бежать из тирании ночью, переодевшись в мужской костюм, нацепив на голову ермолку и приклеив бороду? Это журналисты такое уже придумали?
«Талисман»

 
Ведьма Волшебные вещи Хорошие люди Мост Бизона

Биография Произведения Интервью Библиотека


Ведьма Ведьма в лесу1. День рождения2. Семейный секрет3. Книжная ярмарка4. Журналист5. Фотографии6. Средний брат7. Родные и близкие8. Ведется следствие9. Служебный роман10. Неудачный визит11. Чужие тайны12. Белые халаты13. Старший брат14. Три ищейки15. Любовный омут16. Милый дом17. Тупики и стены18. Гейм овер19. Подарок для банкира20. Бабочка на булавке21. Роковая страсть22. Два молодца23. Песня года24. Добрый друг25. Встреча в подземке26. Злой волшебник27. Обходные маневры28. Старые чемоданы29. Розовый туман30. Вопросы этики31. Дорогою добра32. Из огня да в полымя33. Птичка в чужой норе34. Мечты сбываются35. Городские новости36. Версии и догадки37. Сокровищница 38. Тени прошлого39. Проигранная войнушка40. Семейный пасьянс41. Предсказания42. Алиса в стране абсурда43. Простая западня44. Далекие и близкие45. Птичка в клетке46. Факты и выводы47. Возвращение Ривки48. Звезды говорят49. Земляные работы50. Танцовщица51. Курица и негоцианты52. Психолог опаздывает53. Ночь и день54. Большой концерт55. Ведьма ручается56. Поцелуй57. Рассвет над городом58. Другая девушка59. Побег из больницы60. Охотники на монстров61. Плохое и хорошее62. Домик в деревне63. Разговоры, разговорчики64. Переступить черту65. Всеобщая мобилизация66. Подари мне свет67. Беги, Анютка, беги68. Пограничная зона69. Осенний лес70. Длинные дни71. Сияние за горизонтом72. Угрозы и советы73. Занавес74. Люди на кладбищеЦитаты
Персонажи циклаРита РогальскаяСерго ЛордкипанидзеСергей БирманЛев Ковалев
Волшебные вещи Талисман
Оберег
Хорошие люди Пять, восемь, тринадцать...
Мост Бизона Небо в алмазах



Татьяна Латукова. Ведьма в лесу (Ведьма 1.0)

43. Простая западня

Первым делом я навестила новую нору, опасаясь, что мое отсутствие могло привести к эффекту «вас тут не стояло». Но девушки-соседки только флегматично обсудили мужское непостоянство, намекая на то, что меня выкинули из теплого любовного гнездышка. Я узнала, что обе соседки учатся в каком-то коммерческом вузе, но так и не поняла на какие шиши и в чем, собственно, их учеба заключается. Будь у меня возможность так вот учиться, я бы поселилась в какой-нибудь большой библиотеке и читала бы все подряд с утра до ночи.

Вторым делом я отказалась от мысли купить еще один телефон и из обычного автомата обзвонила Хана, Акелу, Энского и еще кое-кого. Сказала, что у меня всё хорошо. Еще три звонка я сделала в сомнительные агентства новостей, кормящихся за счет нездоровых сплетен. Совершенно бесплатно и абсолютно анонимно я поведала им секрет о том, что «Несравненная Ривка вернулась». Ривка вовсе не была знаменитостью, скорее загадкой, известной в очень узких кругах. Но я хотела, чтобы странный слух расползся по столице, а для начала брожения лучше места, чем редакции желтой прессы, не найти.

Ну и наконец, следующим же утром я не нашла ничего умнее, чем прикупить парик, белый халат и отправиться навестить Кирилла. Впоследствии, размышляя о том, как я это придумала, я пришла к выводу, что удар по голове, несомненно, сказался на моих мыслительных способностях. Никак иначе эту глупость не объяснить.

 

В палату к Осинке мне проникнуть не удалось. Точнее, удалось бы (вопрос упирался в нацепление на халат специального бейджика), но это требовало лишних затрат времени и сил.

В палате Кирилла меня поджидал сюрприз, и не сказать, что приятный. Мой любимый журналист удобно полулежал-полусидел на кровати с ноутбуком на коленях. А рядом, прижавшись вплотную, расположилась Изабелла.

Крыса водопроводная, мартышка гвинейская, крокодилиха бородавчатая – мысленный перебор определений из животного мира, подходящих для Беллы, занял у меня минуты две. Потом Кирилл все-таки меня заметил. Карие глаза расцвели радостью, и я немного отошла от желания немедленно придушить вероломную подружку.

– Как ты?

– Нормально.

– Тебя тоже ранили.

Я продемонстрировала заживающий шов и успокоила:

– Все обошлось.

– Тебя больше не подозревают?

– Нет.

– Почему ты так долго не приходила?

– Долго объяснять. Не получалось.

Слова исчерпались, и мы просто сидели и смотрели друг на друга. Резкие черты некрасивого лица Кирилла обострились, сделав его более интересным. В нем появилось что-то от древнегреческих мыслителей. Я заметила, как быстро он свернул все окна на экране. Не хочет показывать свой труд? Неужели я буду подружкой настоящего писателя?

– Пишешь?

– Да. Решил начать.

– Удачи.

– Спасибо.

– Скоро тебя выпишут?

– На следующей неделе.

– Хорошо.

Немного смущаясь Изабеллы, Кирилл все же крепко поцеловал меня на прощание. А вот Белла решила меня проводить. Ее распирало от новостей.

Тернопольская, шокированная очередной историей с Осинкой, решила дать дочери шанс. Как только Осинка немного встанет на ноги, ее ждет сольный проект, запись диска, небольшое турне по десятку крупных городов и так далее, и тому подобное. Ариадна неожиданно решила инвестировать свои связи и деньги в дочку. Я искренне порадовалась за Осинку. Но, честно говоря, конкретные суммы и условия контрактов подружки волновали меня еще меньше, чем тонкости летоисчисления календаря майя. Я не сразу поняла экзальтации Изабеллы по этому поводу, но она сама честно выложила мне причину:

– Ариадна предложила мне стать пресс-секретарем Олеси Тернопольской. И, согласись, Тернопольская гораздо лучше звучит, чем Блюнтер. Кирилл сказал, что это круче, чем быть звездой, потому что со мной будут считаться даже больше, чем с самой Осинкой, но проблем от поклонников и славы меньше. Ничего сложного нет, и он обещал мне помочь подготовить первые пресс-релизы. Кирилл – просто прелесть.

Что б у тебя язык отсох. Что б ты релизами этим подавилась.

Ревность превратилась в наводнение, легко снесшее все предохранительные дамбы воспитания и этики. Спасибо больной голове, если бы не кружение картинки перед глазами, я бы Беллу ударила. Да что там, я бы ей вмазала так, чтобы она свалилась!

 

Я вышла из больничного корпуса и тихо побрела по широкой аллее к остановке троллейбуса. Накрапывающий косой дождик забирался мне за шиворот, несмотря на поднятый воротник и надвинутую шапку. Я не завидовала Осинке, у нее не было таланта матери, иначе она давно пробилась бы наверх с ее поддержкой или без таковой (было бы еще легче, потому как все недруги матери с удовольствием помогли бы недооцененной девочке сказать маме «накоси-выкуси»). Затея Ариадны не сделает Осинку счастливее, только на пару километров удлинит очередь мужиков у ее постели.

Я понимала радость Изабеллы. Будущее вдруг посулило ей бриллиант вместо навозного шарика. Непыльная работа при звезде, вращение в высоких сферах, причем не в роли девочки из массовки, а на правах если не равной, то почти-почти равной. И шанс зацепить если не олигарха, то просто богатого дядьку.

Меня разъедала изнутри какая-то грусть, отчетливое понимание того, что я не вписалась в какой-то жизненный поворот. И пока остальные бодро рулят по дороге, я застряла в канаве на обочине…

 

Рита, хорош дурью маяться, очухайся, кое-кто снова застукал тебя в белом халате.

Лорд стоял прямо передо мной и заслонял, кажется, половину неба. Возле него стояли еще более огромные ребята с небрежно выставленным вперед оружием. Их закрытые масками лица и костюмы с выступами и кнопочками почему-то напомнили мне лего-биониклов. Только больших секир не хватало. Если я дернусь, они действительно выстрелят?

Лорд был в ударе. Таким я его еще не видела. Аура торжества власти только что не окружала его материальным облаком. А в его голосе сквозила радость эллинского царя, успешно завоевавшего три-четыре соседних города-государства.

– Ба, какие люди! Маргарита Рогальская собственной персоной…

Я просто протянула ему руки. Валяй, мистер Власть, делай свою работу. Но, оказалось, что программа дня составлена иначе.

Один из стоящих возле Лорда омоновцев ловким движением вывернул мою правую руку назад. Я быстро подставила под наручники и левую руку. Вряд ли Лорд готов услышать мои объяснения насчет сломанной ключицы. Тихий щелчок означал, что металлические браслеты удобно устроились на моих запястьях. Ладно, я теперь девочка бывалая, не первый раз с наручниками по городу шастать буду…

Но тут обе мои руки сзади заломили вверх. Я не удержалась на ногах и упала на колени. Еще один легкий толчок, и я уперлась носом в мокрые листья на асфальте. Больно. А ботинком в лицо он мне врежет? Это тебе, Рита, послание с небес. Кто собирался несчастную Изабеллу лупить? Получите, распишитесь, попробуйте на себе.

Я почувствовала, как мои ноги разъезжаются в стороны. Без паники, Рита, без паники, это процедура такая для особо опасных преступников. А второй частью – нотация от мистера Власть:

– Ну что, моя Темная леди, тебе нравится, когда тебя вот так мордой в грязь тычут?

Его Темная леди, значит. Мило. Остальных слов я уже не слышала. Плотный серый туман накрыл меня со всех сторон, не давая ни пошевелиться, ни вырваться.



44. Далекие и близкие голоса



    • Главная   • Ведьма   • Ведьма в лесу   • 43. Простая западня  

Купить бумажную или электронную книгу Татьяны Латуковой «Талисман»




© Татьяна Латукова    Художественная проза, детективы, любовный роман, фантастика.
Воспроизведение, публикация, перепечатка произведений в любой форме допускается только с письменного разрешения автора. Использование материалов сайта разрешено только при условии размещения действующей активной гипертекстовой ссылки на сайт, доступной поисковым системам.

Татьяна Латукова в социальной сети Facebook  Татьяна Латукова в социальной сети Вконтакте

Рецензии и отзывы
E-mail
Карта сайта