21. Роковая страсть - Татьяна Латукова. Художественная проза.
 
 
Татьяна Латукова Надо проверить, не нацепляют ли феминистки на поле боя шляпки. Издам, пожалуй, указ о запрете шляпок на войне. Войду в учебники истории как диктатор-недоумок.
«Талисман»

 
Ведьма Волшебные вещи Мост Бизона

Биография Произведения Интервью Библиотека


Ведьма Ведьма в лесу1. День рождения2. Семейный секрет3. Книжная ярмарка4. Журналист5. Фотографии6. Средний брат7. Родные и близкие8. Ведется следствие9. Служебный роман10. Неудачный визит11. Чужие тайны12. Белые халаты13. Старший брат14. Три ищейки15. Любовный омут16. Милый дом17. Тупики и стены18. Гейм овер19. Подарок для банкира20. Бабочка на булавке21. Роковая страсть22. Два молодца23. Песня года24. Добрый друг25. Встреча в подземке26. Злой волшебник27. Обходные маневры28. Старые чемоданы29. Розовый туман30. Вопросы этики31. Дорогою добра32. Из огня да в полымя33. Птичка в чужой норе34. Мечты сбываются35. Городские новости36. Версии и догадки37. Сокровищница 38. Тени прошлого39. Проигранная войнушка40. Семейный пасьянс41. Предсказания42. Алиса в стране абсурда43. Простая западня44. Далекие и близкие45. Птичка в клетке46. Факты и выводы47. Возвращение Ривки48. Звезды говорят49. Земляные работы50. Танцовщица51. Курица и негоцианты52. Психолог опаздывает53. Ночь и день54. Большой концерт55. Ведьма ручается56. Поцелуй57. Рассвет над городом58. Другая девушка59. Побег из больницы60. Охотники на монстров61. Плохое и хорошее62. Домик в деревне63. Разговоры, разговорчики64. Переступить черту65. Всеобщая мобилизация66. Подари мне свет67. Беги, Анютка, беги68. Пограничная зона69. Осенний лес70. Длинные дни71. Сияние за горизонтом72. Угрозы и советы73. Занавес74. Люди на кладбищеЦитаты
Персонажи циклаРита РогальскаяСерго ЛордкипанидзеСергей БирманЛев Ковалев
Волшебные вещи Талисман
Оберег
Мост Бизона Небо в алмазах





Татьяна Латукова. Ведьма в лесу (Ведьма 1.0)

21. Роковая страсть

Все гениальное просто. Если не можешь подняться на гору, обойди ее. Любой ведьме сторонняя вера в ее способности добавляет сил. А ситуация цейтнота способствует концентрации этих сил в особо важной точке. Я снова позвонила Анне Ивановне, и на этот раз не просила ее ответить на вопросы, а просила только выслушать и прокомментировать одну историю о делах давно минувших дней. Любопытство – мощная кнопка, работает почти со всеми.

И следующим же днем юная журналистка Марина Весенина восседала за огромным круглым столом, накрытым жуткой желтой клеенкой с изображением гигантских макаронин, и рассказывала Анне Ивановне сложную мыльную оперу, в которой участвовала Маша Рогальская, ее муж, их общий друг Френд и кто-то еще. Интерес к давним страстям я объяснила обычным журналистским расследованием. А для правдоподобия притащила с собой ноутбук, который красиво, но бесполезно красовался на столе всю беседу.

На мое счастье, Анна Ивановна любила скандалы со знаменитостями. Мои восторженные слова о том, что теперь такой замечательный человек, как Евгений Рогальский, не должен страдать из-за ошибок молодости, вызвали самый живой отклик. Старушка явно была не прочь помочь знаменитости как следует пострадать. И слово за слово мне удалось втянуть ее в реальные воспоминания.

 

Лет пятнадцать назад Анна Ивановна была уже дамой предпенсионного возраста. Ей было очевидно, что покорить вершины карьеры не удастся, потому что мимо нее неизменно проскакивали в руководящие кабинеты дамочки помоложе и пошустрее. И смыслом своей деятельности она стала видеть максимальное усложнение жизни тем шустрым дамочкам, которые слишком уж стремились в руководящие кабинеты. К тому времени, когда дамочки там все же оказывались, им и в голову не приходило поставить Анну Ивановну на место. Поэтому старушка успешно пережила все реформы и перераспределения, нисколько не сдав своих позиций.

Машу Рогальскую она не отнесла к категории шустрых, поэтому долгое время не замечала ее вовсе. До нее доходили только вполне положительные отзывы о том, что это милая, спокойная женщина, сосредоточенная на своей семье. Собственно, Анна Ивановна и не вспомнила бы сейчас, кто это такая, не случись одного неприятного инцидента.

Главной конкуренткой Анны Ивановны по части гнобления молодых и боевых в министерстве была Инесса Викторовна Суворова. Инесса Викторовна считала себя отпрыском знаменитого рода Суворовых и внучкой какой-то наставницы Смольного института, влюбившейся в революционного матроса. Столь высокое происхождение обязывало, и Инесса Викторовна с одной стороны стремилась превзойти аристократизм дворцовых фрейлин, с другой – являлась сознательным и идейным борцом за коммунистические идеалы. Надо думать, такая гремучая смесь надежно отпугивала от Инесса Викторовны всех разумных людей. Но женщина – есть женщина, и в результате какого-то непродолжительного романа у Инесса Викторовны родился сын. Сыночек, сынулечка, сынопусенька, сынотусечка – Алеша.

Неизвестно, как отважной матери удалось дорастить свое чадо до двадцати с чем-то лет, но Анна Ивановна запомнила, что уже и сравнительно взрослый «малыш» все время попадал в какие-то неурядицы и неприятности. Алеша то ломал руку, поскользнувшись на мокром асфальте, то подцеплял сложную инфекцию, требовавшую госпитализации.

Но самым главным кошмаром Инесса Викторовны были жалкие попытки Алеши завести отношения с девушками. Первую такую попытку сыночка предпринял еще в школе, позвав одноклассницу позаниматься. Под вопли разгневанной мамаши - «шалава» и «проститутка» - девочка сбежала навсегда, ославив Алешеньку среди подружек как полного идиота. Второй попыткой стали тайные встречи с одногруппницей, которые мамочка пресекла на корню, совершенно банально выследив сынулечку, подозрительно задерживающегося после института. Третьей и последней попыткой стало заявление Алеши, что он хочет жениться. На девочке из далекой провинции, готовой на все ради жизни в столице. Инесса Викторовна просто двинула потенциальной невестке в глаз, после чего та сразу поняла, что парни в родной деревне имеют массу преимуществ перед столичным хлюпиком.

Анна Ивановна запомнила Алексея как худого молодого человека, всегда слишком тепло одетого, всегда простуженного и часто кашляющего. В дореволюционные времена таких типов называли чахоточными. Но в славную советскую эпоху трижды проведенные обследования установили, что туберкулеза у Алексея нет. У него просто была слабая конституция.

И вот это-то чудо, окончив институт, прибилось к месту работу мамы в невнятной должности энного секретаря при каком-то инспекторе. Кое-кто из молоденьких девочек почуял было легкую добычу, но радость была преждевременной. Теперь строгая Алешина мама имела возможность блюсти нравственность и здоровье сына почти постоянно. Они вместе приезжали на работу, вместе уезжали, вместе обедали и ходили на совещания.

Но однажды Анне Ивановне одна из местных кумушек принесла на хвосте потрясающую новость – Алеша стал носить отглаженные рубашки и красивые галстуки, Алеша ходит с новым портфелем, Алеша изменил прическу – все указывало на то, что хлюпик явно пытается произвести на кого-то впечатление. Дальше больше – Алексей стал отращивать бородку а-ля Чехов (сам он почему-то считал, что это испанский стиль), и обзавелся новыми золотыми запонками, которые картинно выставлял напоказ. По отделам пошли гулять предположения о предмете воздыханий сынопупочки. Но действительность превзошла все самые смелые предположения.

Как часто бывает, супербдительная мама последней заподозрила неладное. Но, заподозрив, сразу приняла меры. И однажды в разгар рабочего дня без всякого предупреждения снесла запертые двери одного из кабинетов, в котором ей предстала чудовищная картина. На низком журнальном столике, опершись на руки сзади, развалилась тихоня и скромница Маша Рогальская с задранной до талии юбкой. Алешенька стоял перед распутницей на коленях, уткнувшись лицом между женских ног.

Увидев гневное лицо матери сынотусенька упал в обморок. Маша же спокойно встала, расправила юбку и вышла, оставив Инесса Викторовну причитать над отпрыском.

Никто ничего бы не узнал, но Инесса Викторовна сама выложила все на следующий же день начальнице Маши. Та ничего не поняла, поскольку была воспитана в том варианте советского мышления, где голове мужчины нечего делать между ног женщины. А посему история пошла гулять по министерству в куда более смягченном виде – дескать, застали Алешу всего лишь разговаривающем о любви. Лишь некоторые особо продвинутые, услышав эмоциональные переживания Инесса Викторовны, понимали, о чем речь. Одни завидовали Маше – надо же так ловко устроится, другие осуждали – зачем несчастного парня под материнский гнев подставила.

Анна Ивановна отнеслась к истории без особого интереса, встав на сторону «малыша». По ее весьма здравому мнению, нельзя лишать человека естественных радостей плоти, и Алеша лишь искал выход своим мужским потребностям.

Я была готова к какой-то сложной любовной интриге, но этот эпизод маминых похождений казался совсем бестолковым. Скорее для завершения разговора, чем из действительного интереса, я спросила:

- И что же дальше?

- Ну, милая моя. Роман закончился. О Маше поговорили, да забыли. Алеша через неделю или две сбежал из дома. Сложил вещички, документы, забрал все деньги, что мог найти, – и поминай как звали. Мамаша его сначала все бегала, ментов трясла, в розыск подавала. А потом ей кто-то из этого же розыска и объяснил, что зря она дергается. Дескать, смылся парень от непосильной материнской любви – да и живет в радости с какой-нибудь простой бабой. Нагуляется – и со временем сам объявится.

Через пару месяцев Инесса Викторовна слегла, да так больше и не оправилась. Года через три ее не стало – рак. Мы думали, что Алексей хоть на похороны приедет, но нет. Наверное, поздно узнал. Так и не знаю, что с ним стало…

Для профессиональной журналистки я сбежала слишком быстро, забыв заверить старушку в своей благодарности и не пообещав прислать газету со своей статьей. Подозреваю, что другим пишущим особам больше не будут оказывать радушный прием в этом доме. Правда, пишущим особам и делать-то нечего в этом доме. Но, на всякий случай, простите меня, юные журналисточки.

 

Торопясь к станции метро, я поймала летящий мне в лицо хрупкий остов листика. Сеточка тонких прожилок складывалась в сложный рисунок. Разглядывая ломаные линии с краю, не поймешь, что в действительности все они стремятся к одному плотному стебелечку. С кем бы мне посоветоваться? С Кириллом? Не потону ли я в его словесных реках? Или, может, выложить все Бирману? Если всерьез не воспримет, хоть узнаю, умеет ли он улыбаться.



22. Два молодца



    • Главная   • Ведьма   • Ведьма в лесу   • 21. Роковая страсть  

Скачать бесплатно книгу Татьяны Латуковой «Ведьма в лесу»

Купить бумажную или электронную книгу Татьяны Латуковой «Талисман»




© Татьяна Латукова    Художественная проза, детективы, любовный роман, фантастика.
Воспроизведение, публикация, перепечатка произведений в любой форме допускается только с письменного разрешения автора. Использование материалов сайта разрешено только при условии размещения действующей активной гипертекстовой ссылки на сайт, доступной поисковым системам.

Рецензии и отзывы
Творческие планы
E-mail
Карта сайта