4. Журналист - Татьяна Латукова. Художественная проза.
 
 
Татьяна Латукова Вот так потом и напишут, что вся эта грёбаная война была из-за меня. А я вообще не причём. Я только икры хотела пожрать. На халявку.
«Талисман»

 
Ведьма Волшебные вещи Мост Бизона

Биография Произведения Интервью Библиотека


Ведьма Ведьма в лесу1. День рождения2. Семейный секрет3. Книжная ярмарка4. Журналист5. Фотографии6. Средний брат7. Родные и близкие8. Ведется следствие9. Служебный роман10. Неудачный визит11. Чужие тайны12. Белые халаты13. Старший брат14. Три ищейки15. Любовный омут16. Милый дом17. Тупики и стены18. Гейм овер19. Подарок для банкира20. Бабочка на булавке21. Роковая страсть22. Два молодца23. Песня года24. Добрый друг25. Встреча в подземке26. Злой волшебник27. Обходные маневры28. Старые чемоданы29. Розовый туман30. Вопросы этики31. Дорогою добра32. Из огня да в полымя33. Птичка в чужой норе34. Мечты сбываются35. Городские новости36. Версии и догадки37. Сокровищница 38. Тени прошлого39. Проигранная войнушка40. Семейный пасьянс41. Предсказания42. Алиса в стране абсурда43. Простая западня44. Далекие и близкие45. Птичка в клетке46. Факты и выводы47. Возвращение Ривки48. Звезды говорят49. Земляные работы50. Танцовщица51. Курица и негоцианты52. Психолог опаздывает53. Ночь и день54. Большой концерт55. Ведьма ручается56. Поцелуй57. Рассвет над городом58. Другая девушка59. Побег из больницы60. Охотники на монстров61. Плохое и хорошее62. Домик в деревне63. Разговоры, разговорчики64. Переступить черту65. Всеобщая мобилизация66. Подари мне свет67. Беги, Анютка, беги68. Пограничная зона69. Осенний лес70. Длинные дни71. Сияние за горизонтом72. Угрозы и советы73. Занавес74. Люди на кладбищеЦитаты
Персонажи циклаРита РогальскаяСерго ЛордкипанидзеСергей БирманЛев Ковалев
Волшебные вещи Талисман
Оберег
Мост Бизона Небо в алмазах





Татьяна Латукова. Ведьма в лесу (Ведьма 1.0)

4. Журналист

Когда я добралась до своей каморки, было шесть утра. Но хотя спать хотелось до чертиков, спала я плохо. Заблокированная на время память стала услужливо прокручивать случившееся с Осинкой. Обрывки впечатлений, кусочки информации. Осинка повесила новые бежевые шторы, я их еще не видела. Часы в стиле барокко потеряли левую завитушку, отчего стало сразу понятно, что это пластиковая подделка позднейшего времени. Рюмки для шампанского были приготовлены, но не использованы. Осинка, хоть и строила из себя «элитарную» даму, разухабистым стилем поведения иногда больше напоминала простую синьку, хлещущую алкоголь из горла. Но о безопасности она всё же подумала - возле кровати осталась валяться использованная резинка.

Две самых важных мысли я откладывала на потом до предела. Но совсем выкинуть их из головы не получалось. Во-первых, Осинка на этот раз слишком уж далеко зашла. Если так пойдет и дальше, то следующая попытка может оказаться удачной. Во-вторых, ну почему именно в этот злополучный день я должна была встретить Кирилла? Вот можно представить себе что-нибудь менее романтичное для первого дня знакомства, чем чье-то заблеванное тело, которое нужно тащить в больницу?

Немудрено, что Кирилл и не подумал продолжать столь специфическое знакомство. Хотел бы – сразу взял бы телефон. Их, мужчин, этому учат – достаточно любое руководство по пикапу открыть. Так прямо и вдалбливают: «увидел, влюбился, телефон». Если сам не спросил, а я, растяпа такая, сама не навязала, значит, всё, адью, не сложилось.

Кирилл снился мне в виде какого-то светлого расплывчатого образа с неопределенными чертами, и я шептала ему во сне что-то нежное. Но, проснувшись, я со смущением поняла, что действительно не помню его лица. Только добрые карие глаза. И резкую линию скул. Вот он, ведьминский дар. Помнить чужие шторы – это да, помню со всеми складочками. А вспомнить, во что был одет любимый человек – это для моих запутанных мозгов оказалось непосильной задачей.

Почему я обратила внимание на чьи-то там часики, а вот в чужую машину села, даже не взглянув на номер? Ладно номер, я и на марку внимания не обратила. Большая черная машина. Типа внедорожник. Буду останавливать все подряд, заглядывать с надеждой в окно и ласково спрашивать: «Кирилл?». Интересно, как быстро меня упакуют в соответствующее заведение? Или войду в историю городского транспорта под кликухой «Кириллова ведьма»? Будто мало мне других кликух…

Я стояла в павильоне на ВВЦ ровно на том же месте, где врезалась в Кирилла позавчера. Переминаясь с ноги на ногу, я смотрела на двери главного входа и мяла в руках бумажку с телефоном. В абсолютно пустой голове не было ни видений, ни мыслей. Только тупая перекличка маленьких барабанчиков: «Придет – не придет, увижу – не увижу, узнаю – не узнаю».

К сожалению, первым, кто меня увидел, оказался отец. Видимо, он решил лично присутствовать возле стопки своего бесценного творчества каждый день, завлекая в свою интеллектуальную секту побольше адептов информационных струн. Как только отец понял, что глаза его не обманывают (видимо, несколько секунд он надеялся, что я все же его пусть неприятная, но галлюцинация), его лицо выразило крайнее раздражение. Мгновенно раздвинув толпу, он направился прямо ко мне и с упреком спросил:

- Зачем ты на этот раз пожаловала? Мне казалось, мы поняли друг друга в прошлый раз? Я что-то непонятно изложил? Ты могла бы быть более внимательной к моим просьбам.

- Здравствуй, папа. – Уголок мужественного рта отца чуть дернулся. Он не любил, когда его называли на людях столь фамильярно, по-домашнему. Я это знала. Он знал, что я знаю, ну и так далее. Я обычно всячески ухожу от любых конфликтов, поэтому такое отступление от правил его напрягло. И все же я поспешила объяснить:

- Видишь ли, я не к тебе. Я ищу одного молодого человека.

- Почему надо выбирать такие нелепые места для встреч? Он что, совсем бедный?

Вопрос денежности моих потенциальных женихов всегда волновал отца в первую очередь. Несмотря на всю велеречивую патетику и призывы к альтруизму, которыми изобиловали его книги, в жизни отец был абсолютным прагматиком. И в отношениях со мной и братьями никогда не стеснялся задавать прямые вопросы.

- Я не знаю, бедный он или нет. Как раз собираюсь выяснить.

- Думаю, имеет смысл делать это в первую очередь.

- Ты бедность мамы тоже проверял в первую очередь?

Вот кто меня за язык тянул? Вот объясните мне, зачем дергать тигра за усы? Ясное дело, отец сразу сошел с катушек. Но как истинный интеллигент не позволил себе треснуть меня по башке. Припечатал словесно:

- Рита, ты ведешь себя как гормонально неустойчивый подросток. Позволь напомнить, что тебе исполнилось двадцать пять. Ты – взрослая молодая женщина и подобные выпады тебе не к лицу. Прощаю тебе твою грубость, но, пожалуйста, избавь это место от своего присутствия.

Отец окатил меня презрительным взглядом, но не ушел, как я надеялась, а демонстративно встал в позу ожидания. Что может сделать кролик перед удавом? Позорно отступить, конечно. Я осторожно попятилась, не решаясь так вот сразу покинуть заветное место, и в то же время показывая отцу, что да-да, я вот уже ухожу, ухожу. Когда отец все же повернулся и ушел, сзади раздался уверенный голос Кирилла:

- Рита, ты что, всегда перемещаешься спиной вперед?

Я обернулась, и мне вдруг отчаянно захотелось броситься ему на шею. Может, он это правильно поймет? Увы, я только протянула ему руку с зажатой бумажкой:

- Это мой номер телефона.

Карие глаза смотрели на меня с веселым изумлением. Кажется, я переборщила с простотой подхода. Но факт – Кирилл быстро внес цифры с бумажки в свой мобильник. И потом сразу набрал номер.

Затренькал мой телефон. Я машинально нажала отбой, и вдруг Кирилл засмеялся:

- У тебя мой номер определился? Запомни его.

Оторвавшись от телефона, я поняла, что Кирилл решает в голове какую-то сложную проблему. Наконец, он молча взял меня за руку и повел за собой. Люблю решительных мужчин. Все эти лишние «Дорогая, не будешь ли ты так любезна последовать за своим повелителем» в действительности утомляют.

Кирилл привел меня к стенду сравнительно нового независимого издательства «Григорион» Молодой человек с дебильной козлиной бородкой шагнул нам навстречу:

- Ну, нашел свою очередную фею?

О-о, это я – фея? Мило. Но «очередная», конечно, обидно.

В глазах Козлиной бородки плескалось острое неодобрение. Я вдруг увидела себя его глазами – этакое красивое, но глупое существо, томно хлопающее глазами и полное самомнения, хотя ничего в действительности из себя не представляющее. Понятия не имеющее, как сварить сосиски и уж тем более не знающее, что унитазы иногда моют. Цепляющееся за мужчин словно растение-лиана и намертво обвивающее его ветвящимися побегами. Козлиная бородка уже видел Кирилла, сосредоточенным на удовлетворении глупых капризов «феи», и оттого начисто потерянным для мира.

Значит, Кирилл предпочитает подружек-фей? Я на мгновение задохнулась от острого чувства ревности. Вот блин, эдак меня еще не прижимало. Мысль о другой женщине рядом с Кириллом резала ножом. Фея. Неземная, воздушная фея… Я знаю, как варить сосиски. И по части унитазов я много чего знаю. Но смогу ли я быть доброй волшебницей? И надолго ли меня хватит?..

Кирилл не слишком деликатно вытолкнул меня вперед, и я смело протянула руку Козлиной бородке:

- Рита. Я - ведьма. Но если надо – нафеячу от души. Обращайтесь.

- А я идальго Мигель.

- Буэнос диас, Мигель

- Буэнас, буэнас. Буу-эээ-нас. – Отчего-то я раздражала Мигеля. Да и фиг с ним.

Идальго было ввернуто для красного словца, но парень оказался действительно Мигелем – потомком переселившихся в Союз испанцев. После нескольких дежурных фраз мужчины перешли к трескотне на темы какой-то публикации в журнале. Отвлекшись от беседы, я прошлась вдоль стенда и вдруг обратила внимание на один из буклетов. Взяв его и рассмотрев поближе, я с трудом удержалась от истерического смеха. На обороте буклета были расположены фотографии популярных авторов с краткими анонсами статей. На одном из фото был вполне узнаваемый Кирилл Весенин, а аннотация гласила, что это один из перспективных молодых репортеров, завоевавший премию имени там кого-то.

Я вспомнила свою вчерашнюю фразу: «Не болтай журналистам». Вот это высказалась, так высказалась. Одно хорошо – судя по всему, Кирилл не писал для желтой прессы.

- Рита, пошли! – Я быстро кивнула Мигелю на прощание и вслед за Кириллом стала пробираться сквозь толпу к выходу.

Открыв передо мной дверцу машины и галантно поддержав меня под локоть, когда я залезала (хорошо, что я с перепугу его этим локтем не двинула), Кирилл небрежно спросил:

- У тебя много подруг?

- Нет, парочка. Одну мы вчера оттащили в больницу, а вторая почти нормальная.

- А родственники есть?

- Вообще, конечно, есть. Но они далеко.

- Поехали ко мне?

- Хорошо.

Кирилл жил в скромной пятиэтажке в довольно отдаленном районе. Но в отличие от моей норы его жилье было только что отремонтировано. И почти половину единственной комнаты занимала новая шикарная кровать. Нет, «кровать» - слишком простое слово. Это было королевское ложе.

На несколько мгновений мной завладела неуверенность. Я долго была одна. Но затем темная сторона меня послала все сомнения к черту. Я демонстративно достала из сумки телефон, отключила его и положила на барную стойку, уходящую по сложной траектории вглубь кухни. Кирилл небрежно бросил рядом и свой выключенный мобильник. Больше мы ни на что тратить время не стали. Просто провели несколько блаженных часов в объятиях друг друга.

Уже вечером, полюбовавшись спящим мужчиной напоследок, я тихо вышла и в наступающих сумерках поймала такси. Не то, чтобы мне хотелось домой, просто нужно было немного времени, чтобы перевести дух. И я знала, что вернусь.



5. Фотографии



    • Главная   • Ведьма   • Ведьма в лесу   • 4. Журналист  

Скачать бесплатно книгу Татьяны Латуковой «Ведьма в лесу»

Купить бумажную или электронную книгу Татьяны Латуковой «Талисман»




© Татьяна Латукова    Художественная проза, детективы, любовный роман, фантастика.
Воспроизведение, публикация, перепечатка произведений в любой форме допускается только с письменного разрешения автора. Использование материалов сайта разрешено только при условии размещения действующей активной гипертекстовой ссылки на сайт, доступной поисковым системам.

Рецензии и отзывы
Творческие планы
E-mail
Карта сайта