29. Розовый туман - Татьяна Латукова. Художественная проза.
 
 
Татьяна Латукова Вот представь, подхожу я этак к Клоуну и спрашиваю: какого рожна твои люди пытаются покопаться в наших военных секретах? А он мне честно-честно так: а нам интересно.
«Талисман»

 
Ведьма Волшебные вещи Мост Бизона

Биография Произведения Интервью Библиотека


Ведьма Ведьма в лесу1. День рождения2. Семейный секрет3. Книжная ярмарка4. Журналист5. Фотографии6. Средний брат7. Родные и близкие8. Ведется следствие9. Служебный роман10. Неудачный визит11. Чужие тайны12. Белые халаты13. Старший брат14. Три ищейки15. Любовный омут16. Милый дом17. Тупики и стены18. Гейм овер19. Подарок для банкира20. Бабочка на булавке21. Роковая страсть22. Два молодца23. Песня года24. Добрый друг25. Встреча в подземке26. Злой волшебник27. Обходные маневры28. Старые чемоданы29. Розовый туман30. Вопросы этики31. Дорогою добра32. Из огня да в полымя33. Птичка в чужой норе34. Мечты сбываются35. Городские новости36. Версии и догадки37. Сокровищница 38. Тени прошлого39. Проигранная войнушка40. Семейный пасьянс41. Предсказания42. Алиса в стране абсурда43. Простая западня44. Далекие и близкие45. Птичка в клетке46. Факты и выводы47. Возвращение Ривки48. Звезды говорят49. Земляные работы50. Танцовщица51. Курица и негоцианты52. Психолог опаздывает53. Ночь и день54. Большой концерт55. Ведьма ручается56. Поцелуй57. Рассвет над городом58. Другая девушка59. Побег из больницы60. Охотники на монстров61. Плохое и хорошее62. Домик в деревне63. Разговоры, разговорчики64. Переступить черту65. Всеобщая мобилизация66. Подари мне свет67. Беги, Анютка, беги68. Пограничная зона69. Осенний лес70. Длинные дни71. Сияние за горизонтом72. Угрозы и советы73. Занавес74. Люди на кладбищеЦитаты
Персонажи циклаРита РогальскаяСерго ЛордкипанидзеСергей БирманЛев Ковалев
Волшебные вещи Талисман
Оберег
Мост Бизона Небо в алмазах





Татьяна Латукова. Ведьма в лесу (Ведьма 1.0)

29. Розовый туман

Когда в комнате раздался страшный грохот, я висела на середине лестницы. Быстро спрыгнув, я бросилась в комнату и краем глаза в последний момент увидела, что сбоку мне в голову летит какой-то предмет. Я успела чуть отклониться, и дубинка опустилась на ключицу у самой шеи.

Звук, с которым сломалась кость, вселил в меня какой-то первобытный ужас. Левую руку обожгло невыносимой болью. Мир расплылся перед глазами неясными серыми пятнами. Хреновая ты ведьма, Рита. Где же твои пророческие способности? Спят? Замочат тебя сейчас на родной даче. Лица нападавшего я за пеленой боли не видела, только чувствовала, как он готовится к новому удару. Темная фигура шевелилась сбоку, поднимая свое массивное оружие для атаки.

Сжав зубы, я метнулась вперед и схватила с низкого столика квадратную стеклянную вазу. Развернувшись, я едва успела дернуться и увернуться от очередного взмаха бейсбольной биты. Сориентироваться я все еще не могла, и наобум из всех сил треснула вазой туда, где должна была бы быть голова нападавшего. Ваза встретила какое-то препятствие и, кажется, даже раскололась. Но понять, насколько хороша была моя оборона, мне уже было не суждено.

Я пропустила следующий удар. Где-то внутри головы вспыхнул салют из обжигающих точек, и я потеряла сознание…

Я очнулась от ощущения холода. И, вспомнив, что случилось, почти сразу запаниковала. Бежать, спасаться, кричать. Кажется, я даже что-то пискнула. Потом я вдруг подумала, что криками только привлеку внимание ненормального, напавшего на нас, и заткнулась. Кое-как я перевернулась и села.

Кирилл лежал на боку около стола. Возле его головы темнела лужица крови. Я попыталась встать на четвереньки, и едва снова не отключилась. Всю левую половину тела дернуло сумасшедшей болью. Я снова села и на этот раз осторожно изучила собственное тело. Левая ключица, очевидно, была сломана. Но левая рука двигалась, хотя это и вызывало боль от плеча к шее. На голове слева была рана, не слишком болезненная, но кровоточащая. А перед глазами плавал какой-то розовый туман. Держись, Рита.

Я немного успокоилась, встала и добрела до неподвижного тела любимого. Его тоже ударили дубинкой по голове. Рана выглядела ужасно, хотя кровотечение вроде бы прекратилось. Я попробовала привести Кирилла в чувство, но ничего не получилось.

Кто-нибудь, помогите мне! Помогите, пожалуйста…

Я – никакая не ведьма. Ведьма должна обладать знаниями. Ведьма должна уметь колдовать. Знать законы, по которым ее магия живет. Я потратила столько лет на пустяки. На глупости и шалости. Разве я пыталась понять, как это работает? Разве я пыталась найти тех, кто может мне объяснить? Вот он, час ведьмы, когда чудо может спасти человека. А я сижу и ничего не могу сделать. Потому что ни хрена не умею…

А потом я вдруг поняла, что умею. Не знаю, откуда и как это пришло ко мне. Но я последовала за этим древним инстинктом. Я забрала часть чужой боли себе. Просто взяла и забрала. Голова сразу заныла, запульсировала горячими волнами спазмов. Острые иголки впились в грудь, сжигая нервы дотла. Но я знала, что могу сдерживать этот поток. А вот Кирилл не сможет…

На какое-то время я перестала ощущать мир вокруг, но потом наше общее с Кириллом дыхание выровнялось, пульс успокоился и сердца забились в унисон. Волна боли отступила, хотя и не ушла совсем. Тяжесть в груди уменьшилась, я смогла открыть глаза и понять, что я выиграла небольшое сражение, но только отсрочку по времени, не всю битву. Медлить не следовало.

Я встала, доковыляла до кухни, умылась, нашла несколько полотенец и наскоро сделала что-то вроде шины для сломанной кости. Следовало, конечно, еще и прикрутить полностью левое плечо к туловищу, но тогда я не могла бы действовать левой рукой. Поверх разорванной кофты я натянула валявшийся в прихожей старый свитер кого-то из братьев. А на голову водрузилась кривая и растянутая, но очень удачно маскирующая дырку в башке беретка. Теперь я выглядела почти нормально.

Испортив еще одно полотенце, я бережно стерла кровь с раны на голове Кирилла, отчего он едва слышно, но застонал. Все будет хорошо, дорогой, потерпи немного.

Я была на задворках мира. В старом забытом садовом товариществе, пустом и неуютном осенью. До поселка почти десять километров. До районной больницы еще столько же. По старым рассказам я помнила, что скорая может добираться до садового товарищества и час, и два, и три. Имело смысл рвануть сразу в столицу.

Ключи от машины лежали у Кирилла в кармане. Осторожно выглянув во двор, я с радостью обнаружила машину ровно на том же месте, где мы ее и оставили. Теперь нужно было как-то в нее залезть. Нам обоим.

Вытащив уголок коврика из-под ножки стола, я осторожными рывками потащила коврик вместе с Кириллом к двери. Кто пишет эти нелепые истории о том, что мужчины хороши, если они больше, толще и тяжелее хрупких и слабых женщин? Нет уж, если предполагается носить мужчин на руках, следует выбирать экземпляры поменьше весом. Я вот явно прогадала.

Самым трудным казалось затащить Кирилла в машину. Я понимала, что не смогу поднять его, тем более одной рукой. И не сразу придумала решение. Я завела машину и после нескольких не вполне успешных разворотов (надеюсь, отец Кирилла не будет сильно в претензии за поцарапанные бока и помятый бампер), мне удалось поставить жигуль с открытой дверью вплотную рядом с высоким крыльцом.

Все тот же коврик оказался незаменимым транспортным подспорьем в погрузке бездыханного тела в автомобиль. Кое-как мне удалось уложить Кирилла на заднем сидении. Теперь проверим, смогу ли я вообще управлять этим драндулетом.

Я осторожно вырулила из ворот и медленно-медленно выбралась на проселочную дорогу к шоссе. Теперь добавим газу. Все супер. Я собиралась совершить скоростной прорыв в столицу с одной нормальной рукой, с розовым туманом перед глазами, без прав и документов на машину. Если меня остановит какой-нибудь гаишник – хана всему. Впервые в жизни я поняла, что такое молитва, потому что, сама не уверенная, каким богам я молюсь, я все же делала именно это – молилась. Отчаянно, фанатично, исступленно…

После пересечения кольцевой дороги, я долго колесила по жилым кварталам, не сразу сориентировавшись, куда нужно ехать. Наконец, я остановилась возле небольшого супермаркета. Максимально сосредоточившись, я трясущимися руками нашла в телефоне Кирилла нужный номер. Долгие гудки пробуждали где-то внутри меня желание сдаться и отключиться. Наконец, в трубке раздалось короткое «да». Собрав все силы и нервы в кулак, я как можно четче выговорила:

– Виктор Николаевич, меня зовут Рита, вашему сыну нужна помощь.

Спокойный голос со знакомой интонацией Кирилла вселил в меня надежду:

– Говорите, Рита, я слушаю.

– У Кирилла сотрясение мозга и, наверное, потеря крови. Я приеду к вам в больницу минут через пять. Вы сможете нас встретить?

После паузы, показавшейся бесконечностью, Виктор Николаевич ответил:

– Вам нужно будет подъехать со стороны морга, слева от большого главного здания есть узенькая улочка, вторые ворота направо, и прямо упретесь в тупик. Я буду ждать.

Виктор Николаевич оказался очень похожим на Кирилла (с точки зрения генетики, конечно, все было наоборот, но, с точки зрения житейской логики, именно так). И он действительно подготовился. Едва автомобиль притормозил в небольшом и пустом тупичке, как к машине бросилось несколько человек, осторожно переложивших Кирилла на каталку и мгновенно умчавших его куда-то вглубь длинного больничного корпуса.

Я едва успела вылезти из машины. Сообразив, что не нужно было вообще этого делать, я села обратно, но отец Кирилла удержал дверцу открытой и, чуть наклонившись, сурово спросил:

– Рита, ты не хочешь ничего мне объяснить?

– Нет, Виктор Николаевич. Мне нужно уехать.

– Во что ты втянула моего сына? Его снова искала милиция.

– Он просто ушел от слежки, чтобы встретиться со мной.

– Кирилл пострадал из-за тебя, да?

– На нас напали.

– Тебя подозревают в убийстве.

– Я никого не убивала.

– Я не могу тебя отпустить. Вылезай.

– Послушайте, Виктор Николаевич, чем быстрее я уеду, тем быстрее ваш сын будет в безопасности.

– Это моя машина. Ты думаешь, что можешь просто забрать ее?

– Я ее верну. Отпустите меня. Пожалуйста.

Но отец Кирилла решил перейти от слов к делу и схватил меня за рукав на плече. На левом плече. Я инстинктивно дернулась в обратную сторону и тем самым только сделала себе больнее. Что ж за жизнь такая, а? Я резко повернулась, выбросила правую ногу и ударила Виктора Николаевича по ноге чуть ниже колена. Он машинально схватился за ногу, одновременно отпустив и меня, и дверь машины.

Я вернулась в нормальное положение, быстро повернула ключ в замке и, едва почувствовав дрожь мотора, бросила машину вперед. Виктор Николаевич начал что-то кричать, но я его уже не слушала. Закрыть все еще распахнутую водительскую дверь, минута на разворот, три на проезд к воротам. Сколько у меня еще есть времени?

Уютные улочки старой пятиэтажной застройки с тихими дворами остались позади. Сложное переплетение переездов и эстакад вывело меня на третье кольцо. Разнервничавшись, я свернула не в ту сторону и поневоле поехала по длинной дуге. Зато успела поразмыслить…

Машину я припарковала на стоянке у метро. Руки тряслись, мне не сразу удалось пристроить все тот же дешевый и уже спаленный телефон между плечом и правым ухом. Раза три я не туда попадала, прежде чем все же набрала правильный номер. На другом конце линии долго не отвечали, но потом трубка выплюнула хриплое и резкое:

– Бирман.

– Здравствуйте.

Блин, что я шепчу что-то малопонятное. Надо погромче говорить.

– Рита?! Рита, это ты?

– Я хотела сказать…

– Ты убила и его, да?

В усталом голосе опера послышалось что-то отчаянное. А я вдруг растерялась. Кого это я убила?

– Куда ты его заманила? Говори.

– Кого?

– Кирилла. Где он?

– В больнице. У своего отца.

– Он жив?

– Да.

Я уже пожалела, что решилась на такую глупость, как звонок менту. Но тут Бирман вдруг опомнился и заорал:

– Рита, не клади трубку! Слышишь, Рита? Не убегай! Зачем ты позвонила?

Резкие громкие слова вызвали у меня головокружение. Я стала объяснять случившееся, на ходу подбирая слова (заготовленные, ясное дело, уже вылетели из головы):

– Мы с Кириллом были на даче моего отца. На нас напали. Его ударили по голове. Сзади. Бейсбольной битой. Он потерял сознание. Вам надо съездить туда, на нашу старую дачу. Я ничего там не трогала. Только чашки. И полотенца взяла, чтобы кровь смыть. Дубинка там осталась на полу возле кухни. Только не говорите отцу, что это из-за меня там такой разгром. Пожалуйста.

Стоп, Рита. Не неси ерунды. Какой там «не говорите отцу», ты в своем уме? Видимо, Бирман тоже пришел к выводу, что не в своем, потому что как ни в чем ни бывало он спокойно ответил:

– Я не скажу, Рита, не беспокойся. Ты видела, кто напал на Кирилла?

– Нет. Но я кинула в него вазу, и, кажется, попала.

– Что вы делали на даче?

– Я хотела там найти что-нибудь о маме.

– Ясно. Зачем ты потащила Кирилла с собой?

– Ну, вместе веселее.

У меня точно не все дома. Причем тут веселее? Мысленно я представила несколько вариантов язвительных ответов Бирмана вроде «вот и повеселились», но он промолчал. Собрав остатки соображалки в кулак воли, я быстро договорила:

– Я оставила машину Виктора Николаевича здесь, в Новоконеево, у самого входа в метро. Я совсем немного ее поцарапала. Скажете ему, чтобы он ее забрал. Пожалуйста.

– В Новоконеево, значит. Я обязательно ему скажу.

Я вдруг поняла, что выдала свое местонахождение. Наверняка Бирман не просто так повторил название станции, он сообщал его кому-то у себя в кабинете. И этот кто-то, в свою очередь, сообщил его бравым ребятам, которые уже за мной выехали…

– Рита, а ты сама цела? Тебе крылышки битой не пообломало?

Я нажала отбой. И отправилась зализывать обломанное крылышко в свою нору.

Все же, в какие благословенные времена мы живем. Не знаю, что делали девы в беде вроде меня столетия назад (судя по дамским романам, обретали великую любовь если не в первом, то втором встречном), но уж шляться в каком попало виде по улицам им вряд ли дозволялось. В цивилизованном XXI веке большей части населения плевать, что на ком одето. Поэтому девушка в армейских ботинках не по размеру и заношенном мужском пальто, найденном в первой попавшейся мусорке, может чувствовать себя достаточно комфортно, чтобы прогуливаться по городу, не встречая недоуменных взглядов.

Кажется, кому-то там, наверху, просто надоело бросать кубик. Во всяком случае, как бы это ни было удивительно, до дома я добралась довольно быстро и без приключений. Отлежусь немного, а потом придется идти на поклон к Хану.



30. Вопросы этики



    • Главная   • Ведьма   • Ведьма в лесу   • 29. Розовый туман  

Скачать бесплатно книгу Татьяны Латуковой «Ведьма в лесу»

Купить бумажную или электронную книгу Татьяны Латуковой «Талисман»




© Татьяна Латукова    Художественная проза, детективы, любовный роман, фантастика.
Воспроизведение, публикация, перепечатка произведений в любой форме допускается только с письменного разрешения автора. Использование материалов сайта разрешено только при условии размещения действующей активной гипертекстовой ссылки на сайт, доступной поисковым системам.

Рецензии и отзывы
Творческие планы
E-mail
Карта сайта